Социально-бытовые аспекты тыловой повседневности шахтерских городов

Архипенко Е.А.,
Начальник отдела по работе с документами постоянного срока хранения
МКУ «Архивное управление администрации Осинниковского городского округа» 

Тема Великой Отечественной войны в истории нашей страны – одна из самых популярных и актуальных как в литературе, так и в научных статьях, периодической печати. Тем не менее, каждый автор, каждый исследователь находит все новые факты для обсуждения, настолько неисчерпаема, глобальна эта тема. Особый интерес всегда вызывали истории из жизни в тыловом городе, особенности быта, условия жизни, труда, которые сейчас кажутся не просто тяжелыми, но и недопустимыми.

Возможность вживую общаться с тружениками тыла, доступ к архивным документам, в частности, решениям органов власти, подшивкам газет позволяет специалистам архива города Осинники внести свою лепту в создание летописи города военной поры.

Чтобы полнее оценить потери, которые понес город в начале войны, интересно будет ознакомиться с тем положением в Осинниках, которое сложилось к июню 1941 года. В «Народно-хозяйственном плане на 1941 год» предусматривалось строительство Дома Советов, Дома пионеров (был построен лишь в 1947 году), городского театра, парка культуры и отдыха (открыт в 1981 году)[1]. Осинниковцы знают, что первый трамвай в нашем городе был пущен в 1961 году. Однако планы по строительству трамвайных путей включены как раз в вышеупомянутый план 1941 года. Одним из самых масштабных запланированных мероприятий было строительство новой шахты «Капитальная-2». На многиедесятилетия отодвинула война осуществление наших планов.

22 июня 1941 года в военный комиссариат города стали поступать сотни заявлений от трудящихся Осинников с просьбой о добровольном зачислении их в ряды Красной Армии[2].

Одним из первых решений исполкома Осинниковского городского Совета депутатов трудящихся в начале войны было решение № 152 от 28.06.1941г. «О сдаче всех типов радиоприемников на хранение органам связи во время войны»[3], а также решение № 166 от 04.07.1941г. «Об обязанностях руководителей предприятий, учреждений, учебных заведений, населения в условиях противовоздушной и противохимической обороны»[4] .

На фронт из Осинников отправились более 8 000 горожан, большинство из них – шахтеры. Поэтому к концу 1941 года недокомплект горняков по шахтам составил 94,9% [5].

Главной задачей для нашего города в годы войны была добыча угля – лучшего качества и большего объема. Темпы добычи угля нельзя было снижать ни в коем случае. На решение этой проблемы были направлены все усилия, в конечном итоге все, что делалось в городе – от решения кадрового вопроса до улучшения бытовых условий – все делалось для решения одной задачи: повышенная добыча угля. Самым первым на повестке дня стоял кадровый вопрос. Основная часть мужского населения была отправлена на фронт. Поэтому в забой спустились женщины. В газете «За уголь» от 25.03.1943г. № 36 размещена заметка под заголовком «Девушка-забойщик». В ней рассказывается о Кате Жуковой, которая за два года работы вышла на уровень выполнения нормы 111-121 %.

Кроме непосредственных трудовых обязанностей, женщины вели активную общественную работу по сбору средств населения на нужды фронта, отправке посылок для воинов. По результатам работы к международному женскому дню в 1943 году лучшие женщины-общественницы были поощрены очень необычными для военного времени, но так необходимыми для любой женщины подарками[6]. В качестве поощрений были выделены, например: костюм, пудра, туфли, крем; или – отрез шелка на платье, детские туфли, чулки. Такая забота со стороны властив то тяжелое время выглядела особенно трогательно.

В связи с эвакуацией в Осинники машиностроительного завода, производство которого базировалось в мастерских энерго-механического отдела, стали прибывать эвакуированные из западных районов страны специалисты, население города стало стремительно увеличиваться. Этому способствовал и приток эвакуированных в связи с угрозой оккупации жителей Донбасса, в том числе шахтеров, населения прифронтовых территорий. В 1942 году в город прибыло новое «пополнение» - из рядов РККА до окончания войны были демобилизованы лица немецкой и финской национальностей. Вот как вспоминает об этом Иван Иванович Рей, прибывший в наш город в 1942 году: «Работали двенадцать часов через двенадцать. В общежитии были четырехэтажные нары, спали на голых досках, большинство в одной одежде без смены и то вся рваная. До лета 1943 года жили впроголодь. С нового 1943 года шахтеры получали 1 кг хлеба в день, приварок в это время был – только капустная баланда. Никто в столовой не пользовался ложкой. Подойдет очередь, раздатчица нальет тебе в глиняную миску мутную капустную жижу, отойдешь в сторону, жижу выпил через верх, миску поставил на стол – и пошел. Килограмм хлеба без жиров, да еще тяжелый шахтерский труд – мизерно мало для человека»[7].

Из решений исполкома от 09.10.1941г. № 218, от 06.11.1941г., № 233 «Утверждение заявки на получение продкарточек»[8]можно косвенно судить о росте численности населения города. За месяц количество выданных карточек увеличилось с 36100 до 49000 штук.

В связи с притоком населения в Осинниках остро стоял вопрос жилых помещений. Живые свидетели рассказывают, как выкапывали землянки прямо в поле, так как о предоставлении жилья, даже в преддверии зимы, не могло быть и речи. Об этом же можно узнать из решения исполкома от 19.02.1942г. № 36. Из текста решения: «1. Разрешить Кузбассшахтострою возвести стр-во одного жилого каменного 2-х этажного дома по улице Стройгородок, согласно прилагаемого плана застройки. 2. Тоже три землянки по ул. 10-я штольня, согласно прилагаемого плана…»[9].

В условиях войны требовалось повышать добычу не только угля, но и производство сельскохозяйственной продукции. И это в условиях нехватки рабочих рук, отсутствия техники, лошадей. 11.09.1941г. исполкомом принято решение № 202 «О привлечении на уборку в колхозы и совхозы неработающего на производстве населения» с установлением ответственности от уклонения[10].

Бытовые условия жизни горняков и вообще горожан были тяжелыми. Число общежитий росло, но в каком состоянии они находились, можно судить по решению исполкома от 25.03.1943г. № 44. Из текста решения: «Общежития не обеспечены постельными принадлежностями, не оборудованы. Очень мало столов, табуреток и вешалок. Для 923 человек, проживающих в общежитиях, имеются 778 матрацев, 199 простыней, 543 одеяла, 323 наволочки, 25 полотенец, 64 стола и 126 табуреток. Постельные принадлежности стираются очень редко, санобработка рабочих проводится нерегулярно, в общежитиях имеется вшивость»[11].

Рассказывая о жизни города в годы войны, невозможно не рассказать о поистине неоценимом вкладе школьников и учителей в общее дело помощи фронту. Об этом свидетельствуют многочисленные воспоминания тружеников тыла, которые в годы войны были учащимися школ города, а также решения исполкома об отправке школьников на погрузку угля[12], о направлении их на сельхозработы[13]. Девочки-школьницыпропалывали за сутки 8-9 соток картофеля. Спали на соломе, одеял не было. Хлеб ребята берегли как нечто самое дорогое.

Осенью 1941 год в Осинники был эвакуирован госпиталь, его отделения размещались в каменных зданиях, одно из которых - здание школы № 3, которая работает и поныне. Занятия в школе были прекращены, но школьники не сидели дома. Они помогали стирать бинты, ухаживали за ранеными, писали под диктовку письма родным раненых бойцов.

В начале октября 1941 года коллектив школы № 93 выступил в печати с инициативой сбора средств на постройку танка. Для этого школьники вместе с учителями почти ежедневно ходили на шахту «Капитальная» на погрузку угля. Инициатива была подхвачена другими школами. Вот что писала по этому поводу газет «За уголь» от 15.02.43г. № 20: «Учащиеся 6 класса «А» средней школы № 1 внесли на строительство танковой колонны «Дед Мороз» 2.148 рублей». В итоге в город пришла телеграмма со следующим текстом: «…Прошу передать учителям и учащимся школ города Осинники, собравшим 234 045 рублей на строительство танковой колонны «Дед Мороз», мой горячий привет и благодарность от Красной Армии. И. Сталин, 17 марта 1943 года»[14].

Об условиях, в которых обучались дети военной поры, писала газета «За уголь» от 22.04.1943г. № 49: «Вместо чернил в школах употребляют сажу. Из-за отсутствия мела учителя пишут этой сажей на клочке газеты, объясняя учащимся материал».

Несмотря на тяжелое время, уделялось внимание отдыху детей во время каникул. Так, летом организовывались летние лагеря, ребята жили в брезентовых палатках, ходили в походы[15]. Ребят младшего возраста вывозили на дачи дошкольных учреждений.

В последние годы войны все острее ощущалась проблема беспризорности – многих детей война оставила сиротами, многие дети не успели получить среднего образования, т.к. пришлось стоять у станка, работать в поле, а об учебе – забыть. Учителя в школах, помимо своих основных обязанностей, проявляли заботу о таких детях не только в плане успеваемости, но и заботились об их нравственном воспитании[16].

Газета «За уголь» от 13.01.42г. № 6 писала: «94 девушки нашего города выехали на работу на оборонные предприятия». Об этом периоде своей жизни рассказывает жительница Осинников - Елена Филипповна Григорьева. Она 16-летней девчонкой была мобилизована на работу на завод в Новосибирск. Эти воспоминания – тоже наша история: «Девчонки 16-18 лет со всех городов и деревень прибыли на завод имени Сталина (Объединение «Сибсельмаш»). Завод был эвакуирован из Таганрога вместе с оборудованием. За опоздание на работу вырезали 100 грамм хлеба из карточки, за самовольный уход с производства – 5 лет тюрьмы. Работали по 12 часов, месяц в день, месяц в ночь. Грузили ящики по 70 килограмм, если не хватало людей – работали по 18 часов, выходных не было. Отдохнуть было некогда, да и присесть негде: стол для деталей у станка – вот и вся мебель. Общежития были холодными, замерзала вода в баках, спали по 4-6 часов. Жили впроголодь. 700 грамм хлеба на день, а хлеб сырой, тяжелый. В месяц – 1 кг крупы и 1 кг мяса или рыбы»[17]. Тем не менее, люди сохраняли доброту, поддерживали в производственной цепочке друг друга, если кто-то терял продуктовые карточки – выручали товарища.

Так жили люди. Но выживали не только они. В период войны уголь из шахтовых забоев по-прежнему вывозился на лошадях. А поскольку основная часть конского поголовья была направлена на нужды фронта, оставшимся лошадкам приходилось нелегко. И лошади не выдерживали того напряжения, которое выносили люди. В решении исполкома от 07.12.43 № 168 «О состоянии конепоголовья в городе»[18] подчеркивается необходимость выделения выходного дня для лошадей, хотя люди работали без выходных и отпусков по 12-14 часов в сутки.

В годы войны хлеб населению отпускался по карточкам, ощущалась нехватка продовольствия. Нередки были случаи краж карточек[19]. В целях экономии муки и круп устанавливался процент примеси к хлебу картофеля и других овощей[20].

В решении исполкома от 03.07.44г. № 95 отмечается улучшение в состоянии сферы здравоохранения города. Так, был организован операционный кабинет при поликлинике, станция скорой помощи полностью укомплектована врачами, снизилось число инфекционных заболеваний и смертность по городу[21].

Немало внимания уделялось и развитию физкультуры и спорта, поскольку спортивные сооружения являлись базой для военной подготовки. В шахтовых и школьных организациях были организованы кружки по подготовке телефонистов, ручных пулеметчиков, автоматчиков и минометчиков[22].

О состоянии магазинов, столовых города в военное время можно узнать из постановления объединенного заседания исполкома и бюро городского комитета ВКП (б)№ 154 от 22.09.44. Из текста документа: «…Помещения захламлены, на полках паутина, пыль, повсюду набросана шелуха от семячек, столы грязные, вряде столовых посуда промывается недостаточно. Не применяются дезинфицирующие вещества для обеззараживания посуды. Прилавки, окна и полы грязные, в большинстве столовых много мух. Работники столовых на работу выходят грязно одетыми… Работники прилавка на одних весах взвешивают муку, сахар, рыбу… Поварской состав недостаточно работает над расширением выпуска овощных блюд…Совершенно неудовлетворительно поставлено снабжение беременных женщин, кормящих матерей, а также доноров молока и крови» [23].

О работе культурно-просветительных учреждений Осинников можно узнать из решения исполкома от 15.03.45г. № 134. Из текста документа: «…в клубах шахт и клубе имени Сталина кроме проведения концертов, вечеров танцев, спектаклей и демонстрации кинокартин – других мероприятий не проводится… в клубах нет надлежащего порядка во время демонстрации картин: частые порывы кинопленок, недостаточный свет на экране, кружки художественной самодеятельности клубов редко выступают на шахтных раскомандировках и в Красных уголках»[24].

Так жили в годы войны Осинники – город, обеспечивший в последний год войны почти 10 процентов добычи коксующихся углей всего Советского Союза. Каждая пятая тонна угля Кузбасса выдана горняками Осинниковского рудника[25].

Вклад тружеников тыла в дело Победы поистине неоценим. А учитывая условия, в которых они жили и работали сутками напролет, при этом выполняя десятикратные нормы, можно сказать, что наш народ в тылу совершил трудовой подвиг и обеспечил скорейшее приближение Великой Победы.



[1] МКУ «Архивное управление администрации Осинниковского городского округа». Ф. Р. 8. Оп. .1. Д. 29.

[2] За уголь. 1941. 23 июня.

[3] ГАКО. Ф. Р. 855. Оп.1. Д. 1. Л. 151.

[4]Там же. Оп.1. Д. 1. Л. 157

[5] Цыряпкин А.С. Осинники. Кемерово, 1995. С. 89.

[6] ГАКО. Ф. Р.855.Оп. 1. Д. 3. Л. 29.

[7] Репрессированные немцы и их судьбы. Осинники, 2011.

[8] ГАКО. Ф. Р. 855. Оп. 1. Д. 1. Л. 202, 214.

[9] ГАКО. Ф. Р. 855. Оп. 1. Д. 2. Л.27, 28.

[10] Там же. Оп. 1. Д. 1. Л. 193.

[11] Там же. Оп. 1. Д. 3. Л. 34-36.

[12] Там же. Оп. 1. Д. 1. Л. 53.

[13] МКУ «Архивное управление администрации Осинниковского городского округа». Ф. Р. 8. Оп. .1. Д. 33. Л. 115.

[14] Цыряпкин А.С. Осинники. Кемерово, 1995. С. 107.

[15] ГАКО. Ф. Р. 855.Оп. 1. Д. 4. Л. 55-56.

[16] ГАКО. Ф. Р. 855. Оп. 1. Д. 5. Л. 5.

[17] МКУ «Архивное управление администрации Осинниковского городского округа». Ф. Р.73. Оп. .1. Ед. хр. 1.

[18] ГАКО. Ф. Р. 855. Оп. 1. Д. 3. Л. 124-126.

[19] ГАКО. Ф. Р. 855. Оп. 1. Д. 5. Л. 137.

[20] Там же. Оп. 1. Д. 4. л. 14.

[21] Там же. Оп. 1. Д. 4. Л. 83.

[22] Там же. Оп. 1. Д. 4. Л. 127.

 

[23] ГАКО. Ф. Р. 855. Оп. 1. Д. 4. Л. 129-131.

[24] Там же. Оп.1. Д. 5. Л. 98.

[25] Цыряпкин А.С. Осинники. Кемерово, 1995. С. 118.