Угольщик - созидатель

К 75-летию Кемеровской области и архивной службы Кузбасса

Архивное управление продолжает Вас знакомить с трудовой биографией выдающихся горняков, талантливых руководителей угольной отрасли, чьи имена заслуженно вошли в историю не только нашего города, но и всего Кузбасса.

Александр Иванович Шундулидий

Рабочая смена. В забой к проходчикам влетает парень, новенький горный мастер из лавы, просит пару стоек.

- Зачем?

- Состав забурился, два круга выбил, вывал большой…

Если вывал, двумя не обойдешься. И бригадир, по неписанному правилу рабочей солидарности (за звание коллектива коммунистического труда соревнуютя), отправляет парня, чтоб из лавы побольше лесин подтащили. А сам берет одного из своих, они кидают в вагонетку две-три стойки и идут выручать – отгрузка из лавы встала.

На месте люковой со слесарем уже пособляют машинисту электровоза ставить вагоны на рельсы. Далее они разбирают завал, а проходчики быстренько заделывают стойки, ставят круги, а вот и лес из лавы подоспел. Теперь надо выложить клетки… Через часик откаточный штрек восстановлен, путь свободен, люкогрузчик приступает к загрузке вагонов, проходчики, заработав искреннее спасибо, возвращаются к себе.

Так вспоминал знаменитый в шестидесятые годы бригадир проходчиков шахты “Шушталепская” Николай Васильевич Паршуков о самой первой встрече с будущим большим угольщиком. Тот запыхавшийся горный мастер был Саша Шундулиди. Бригадиру понравилось, что в момент аварии новичок не растерялся, все делал четко, как будто это у него не первый случай. За лесину брался с толстого конца, грамотно заделывал крепь, точно орудовал кувалдой и вообще бегал в одной рубахе, будто и не из института, а с соседнего участка. За это и оценил его бригадир, у которого глаз ох как наметан!...

…Такими были первые шаги в профессии. Самыми главными периодами жизни Александра Ивановича современники называют его директорство на “Алардинской” и “эпоху Шундулиди” в Ленинске-Кузнецком, где он возглавил производственное объединение.

Что касается эпохи Алардинской, то она известна большому миру как время “Малиновских суббот” – большой программы эстетического воспитания молодого поколения Малиновки, поселка шахты. Разумеется, в нее были втянуты и взрослые тоже, о ней писали, снимали фильмы, она получила огромную известность. Но нам будет верней начать с другой программы, с преобразования самой шахты, как материальной основы всех остальных преобразований.

Направление директором А. И. Шундулиди получил в 1976 году. 37-летний назначенец знал, конечно, что “Алардинская” сдана за шесть месяцев до него с годовой производительностью 600000 тонн. И что через год ее объединили с “Малиновской 1-2”.

- Потом вышло постановление об увеличении производства кокса, и еще при директоре Тимофеенко развитие пошло более на Алардинском участке. Нарезали пласт № 3, - вспоминает ветеран шахты Ю. И. Першин, - смонтировали комплекс МКМ, его начало давить, шахта пошла минусовать. Директора сначала в новый состав горкома не ввели, потом депутатом он не стал. В общем, постепенно его убрали, правда, не выгнали, а в объединение перевели: всем же понятно, что если бы техника была подходящая, дела могли пойти по-другому. И главного инженера перевели, и зама по производству…

Новый директор начал с анализа обстановки, и вскоре последовали выводы. Лавы нарезаны мощные а выработки к ним – малого сечения. В лаве – мехкомплекс, а откачка добытого угля прежняя. Техника на шахту поступает, а ремонтной базы нет. В общем, новая команда нового директора первым долгом начала перекраивать подземное хозяйство. Была пройдена конвейерная штольня, проведена конвейеризация всей транспортной цепочки, на погрузке оборудовали угольный склад, чтоб не стоять, когда порожняка нет. Вырос новый техкомплекс, построили цех для ремонта гидравлики и секций комплексов…

А еще молодой директор ввел правило: “сказал – сделай!” и жестко спрашивал за отданные поручения. А еще каждый инженер и техник должен был в письменном виде представить “красную линию” деятельности, план преобразований в пределах своих должностных обязанностей:

- Без творческого вклада какой ты инженер!

Объединение, видимо, “под нового директора”, вскоре выделило комплекс КМ-81 – конечно, не последнее слово техники, но мощный, выносливый. Пошла добыча с других участков. И уже через два года после прихода новой команды начали заявлять о себе механизированные бригады. Бригада М. А. Карташова выдала суточный рекорд – 33044 тонны комплексом КМ-87. Хорошие заявки сделала комсомольская бригада В. Голышева. А в 1980-м бригада В. Н. Чушкина первой на Осинниковском руднике выдала 563000 тонн. Потом получила известность бригада А. А. Гейна. Короче говоря, на “Алардинской”, вчера еще отстающей шахте, появились даже свои пятисоттысячники, которых во всем Кузбассе было чуть более десятка. Эти бригады стали участниками областного соревнования за наивысшую нагрузку на очистной забой – было тогда и такое соревнование. Шахта превратилась в комплексно-механизированное современное угледобывающее предприятие. На “Алардинскую” начали приезжать поучиться, перенять опыт. В первую очередь, поучиться безопасности труда: директор одним из первых в бассейне завел специальный премиальный фонд, тысяч на шестьдесят. Коллективы, не допускающие травматизма, получали квартальные, полугодовые и годовые премии. Шахта даже Грамоту министерства завоевала по этому показателю.

Заговорили и о других здешних новостях. Потому что реконструкция подземного хозяйства шла у нового директора параллельно с “реконструкцией” всего жизнеустройства. В кафель оделись душевые, столовая стала похожа на ресторан, появилась контейнерная сушка спецодежды, началось подземное горячее питание, в здании стало чисто, а потом рядом был построен новый административно-бытовой комбинат. Его соединили теплым переходом со старым – там остались все мойки, все хозяйственные службы. Простор!

Но, похоже, директору хотелось обновить и поселок. В нем сначала появился детский городок, потом детское кафе…

Директор поселковой музыкальной школы тех лет М. М. Маслов вспоминал:

- Александр Иванович говорил: “Нам надо воспитывать культурно образованную, эстетически мыслящую молодежь. Чтобы к своей профессии  она относилась уважительно. Чтобы в отношении не только к своему делу, но и к своей жизни сквозила высокая культура. И я добьюсь, чтобы горняки приходили на шахту в белых рубашках!”. Мне он говорил просто: “Твои мозги, мои деньги”. И мы открыли школьные классы с хоровым уклоном, воспитание велось только по образцам высокого искусства. Новое дело (на то оно и новое!) встретило непонимание школьных педагогов, непонимание горкома партии:

- Это дополнительная нагрузка на детей, которые и без того…

Александр Иванович всячески переубеждал, даже педсоветы с учителями проводил! Дело ж совсем не в нагрузке на ребятню, дело в дополнительных хлопотах учителям. Дошло до обкома, но там рассудили: пусть пробуют!

И стали “пробовать”. В школах № 19 и 30 на субботу были перенесены все факультативы и кружки, за счет средств шахты приезжали и проводили занятия кемеровские писатели, музыканты, поэты, художники. Занятия проводили даже профессора и преподаватели Московской консерватории. Театры нашей области приезжали по утвержденному расписанию. Начал бывать с концертами знаменитый школьный оркестр А. Н. Капишникова из Мундыбаша. А свой детский хор пел в сопровождении Симфонического оркестра Кузбасса! Организаторы назвали эти занятия Уроками эстетики, пресса – Малиновскими субботами.

Проводил уроки эстетики и сам Шундулиди.

- Он был очень культурным человеком, хорошо знал русскую литературу, имел свое суждение о русской классике, читал наизусть великих поэтов, - вспоминают местные жители. – Александр Иванович убеждал детей своих шахтеров, что рабочему нужна не только колбаса и мыло, ему необходимо и искусство. Что культурный человек не спустится на смену пьяным, не закурит в шахте.

И вот система эстетического образования представлена в столице, получен Диплом ВДНХ СССР, а это уже всесоюзное признание. В дальней Малиновке (а это самая южная точка угольного Кузбасса) начали бывать такие гости, которых здесь до этого и быть не могло. Встретить их было уже не стыдно: захолустный поселок обустраивался по-новому, он оделся в асфальт и зелень, росло новое жилье. Прекрасно освещенные улицы заполнялись по вечерам гуляющими жителями, в 1979-м поселок был удостоен премии Министерства угольной промышленности СССР и ЦК профсоюза угольщиков во всесоюзном смотре-конкурсе благоустройства шахтерских городов. В нем не осталось ни единого темного двора:

- Нашу Малиновку из космоса видно!

В отремонтированный Дом культуры с прекрасно оборудованной сценой обязательно заезжали со спектаклями все гастролировавшие в Кузбассе столичные театры и творческие коллективы из других городов. Жители могли вживую послушать Льва Лещенко, а также подзабытых сегодня Владимира Трошина, Кола Бельды, Юрию Богатикова, других народных и заслуженных. Лично ознакомиться с уникальным способом сотрудничества труда и искусства приезжал председатель Союза композиторов СССР Тихон Хренников.

В 1984 Александр Иванович получил повышение, был переведен генеральным директором объединения “Ленинскуголь” (там он оставил о себе еще одну память – Государственный центр здоровья шахтеров). Кто-то по поводу его отъезда из Малиновки, безусловно, сожалел, а кто-то облегченно вздыхал, особенно из близких подчиненных: наконец-то прекратится рабочий режим “ни дня, ни ночи”, - сам он уезжал с шахты неизвестно когда. И следующая директорская длань такой жесткой, как у него, точно не будет… Все так, - далеко не простой это был человек.

Но тогда, уходя через восемь лет директорства, что оставил он после себя? О новой ламповой и бытовках-столовых уже сказано. А еще он оставил асфальтовую дорогу через болото, перенесенную к шахте остановку электрички, новенький детский садик, детский городок среди поселка и детское кафе, каких еще не было даже в городах. Оставил лучший по тем временам профилакторий, три 119-квартирных дома для шахтеров, новую школу. А еще Монумент славы погибшим воинам у Дома культуры, Доску почетных жителей – не забыть бы чего, не обидеть бы…

А еще он оставил Малиновские субботы, за которые был награжден знаком “Отличник народного просвещения”, оставил шахту “Алардинскую” – материальная основа всей жизни поселка – она давала угля в полтора раза больше, чем в год его прихода, и была в списке лучших в минуглепроме.

P.S. После него другие пришли – “уголь давать, а не на баянах играть”. Субботы забылись, и столичных знаменитостей больше не видно. Но ту Малиновку, которую было “видно из космоса”, местные хорошо помнят.

В 2007 году Александр Иванович получил звание Почетного жителя города Осинники, посмертно, конечно же.

А совсем недавно в интернете появилось такое: “Сегодня – день надежд и свершений, день, когда самые смелые мечты становятся реальностью. Именно поэтому мы приурочили открытие сайта к 10 июня – светлому дню памяти предыдущего декана инженерно-экономического факультета, Александра Ивановича Шундулиди, Человека, сделавшего несравнимо много для развития студенческого самоуправления. Мы, редакция сайта, помним о его инициативах и поэтому посвящаем этот проект памяти Александра Ивановича”. Это постарались его студенты из Кузбасского технического университета.

 

По материалам библиотечного фонда
МКУ «Архивное управление»,
книга «Директорский корпус Кузбасса», т.2.