Герой эпохи

К 75-летию Кемеровской области и архивной службы Кузбасса

Архивное управление продолжает Вас знакомить с трудовой биографией выдающихся горняков, талантливых руководителей угольной отрасли, чьи имена заслуженно вошли в историю не только нашего города, но и всего Кузбасса.

Павел Иванович Соколов

В Осинниках теперь, к сожалению, мало кто помнит этого руководителя, но в 1950-е годы он был, по сути, хозяином города. Этот город еще в тридцатых годах стал подниматься на месторождениях очень ценных для металлургии коксующихся углей.

В начале шестидесятых к двухэтажным кирпичным домикам центральной улицы прибавился небольшой район возле горного техникума современных, по тогдашним меркам, пятиэтажных “хрущоб”.

Новый район стал застраивать управляющий трестом “Осинникиуголь” Соколов. Павел Иванович внешне удивительно был похож на Ленина. Такой же сократовский могучий лоб, такие же азиатские с прищуром глаза, такой же крепкий подбородок и рост метр шестьдесят пять, спортивное телосложение. Хозяин кабинета, зная свое удивительное сходство с вождем мирового пролетариата, держал под столом портрет Ленина. Управляющего роднила с великим человеком не только физическая внешность, но и духовность.

Соколов мальцом был свидетелем гражданской войны, стал комсомольцем, принимал активное участие в общественной жизни. Словом, с “младых ногтей” жил идеями своего бурного времени. Особенно остро воспринял призыв Ленина к молодежи “Учиться, учиться и учиться!”. Поэтому после средней школы сразу же поступил в Томский индустриальный институт, который окончил с отличием. Его направили помощником начальника участка шахты имени 7 ноября в Ленинске-Кузнецком.

С первых же дней работы стал складываться производственный характер Соколова. Есть руководители, которые в своей деятельности прежде всего обращают внимание на технологию, технику, они стремятся найти новые, более рациональные элементы, внедрить и таким образом добиться успеха. Павел Иванович шел от людей, которых хорошо знал, любил и умел с ними работать. Это знание помогало ему всколыхнуть в работнике творческую жилку, добиться, чтобы каждый на своем месте привносил в дело что-то свое. У него на участке всегда было больше рационализаторов, новаторов, а коллектив в соревнованиях занимал стабильно первые места.

Соколова очень быстро заметили и стали выдвигать на более масштабные и ответственные должности. В 1942 году он – помощник главного инженера треста “Прокопьевскуголь”. С 1943-го – начальник шахты имени Дзержинского, с 1947 года – заместитель управляющего трестом “Прокопьевскуголь” по капитальному строительству, затем управляющий трестом “Сталинуголь”. Наконец в 1954 году Павел Иванович становится руководителем треста “Молотовуголь” в Осинниках. Здесь его талант развернулся в полную силу.

Однажды на бюро горкома, выступая по сугубо технологической проблеме, кажется, по характеру внедрения новой техники на шахте “Малиновская”, он сказал:

- В любой ситуации, принимая решения, мы должны, прежде всего, ориентироваться на интересы человека.

Сам он, как никто из чиновников в Осинниках, умел это делать. Известен случай, когда у горняков “Шушталепской” возникли трудности с жильем. Шахту построили, обогатительную фабрику на французском оборудовании тоже. Как обычно, в практике того времени о людях забыли. Где жить им? Соколов распорядился выписать шахтерам по шесть-семь кубов леса для строительства жилья. Очень быстро в Малышевом Логу появились добротные рубленные деревянные дома. Строили бригадами на “воскресниках”. Через год все на “Шушталепской” оказались при жилье.

Забота Соколова о людях проявилась и в другом случае. Когда он приехал в Осинники управляющим трестом, то первое, что обнаружил на новом месте работы, это нехватку очистного фронта на шахтах, некоторые из которых вообще отрабатывали свой срок и готовились к закрытию. Ситуация грозила нешуточными последствиями для рудника в целом. Безработица, деградация населения, недовольство.

Комбинатовское начальство, конечно, об этом знало. Молодого тогда руководителя фактически бросили на заклание. Павел Иванович понимал, что нельзя было ни в коем случае допускать падения производства угля. Надо было во что бы то ни стало “перехватиться” – увеличить, например, добычу за счет нового предприятия.

Соколов нашел перспективу в Малиновке, где угли выходили на поверхность и сравнительно легко добывались. Под руководством управляющего был срочно создан проект штолен. Павел Иванович улетел в Москву. Оттуда привез специалистов Министерства угольной промышленности СССР, обхаживал их, пока они не подписали проект. После этого ускоренными темпами начал строительство Малиновских штолен. Благо, опыт строительства шахт у него уже был. Через четыре месяца сделали первую засечку в штольне № 1. Годом позже уже пошел уголь. 1957 год стал рождением новой шахты “Малиновская”. Она-то и позволила Осинниковскому руднику “перехватиться” на многие дальнейшие годы. Потом рядом появилась высокомеханизированная “Алардинская”.

Но это всего лишь один незначительный эпизод в многогранной деятельности Соколова. В своей горняцкой работе он опирался на талантливых людей, которых умел чувствовать и подбирать. Выбранным он полностью доверял, давал им полную самостоятельность. При нем на Осинниковском руднике трудилось целое созвездие талантливых руководителей. Чего стоит только Иван Павлович Ходыкин, высокий, массивный, громогласный. Вспоминая тридцатые годы, он говорил:

“Сами по себе репрессии были незначительны, но они дали большой вред стране. Воспитали рабов. Теперь все бояться говорить то, что думают”. Сам он не боялся и нелицеприятную правду-матку мог “выдавить” даже начальнику комбината “Кузбассуголь”, когда тот приезжал.

Отработав ударно во время войны в Прокопьевске, Ходыкин перебрался в Осинники к своему старому другу, карьера которого в основном развивалась в Прокопьевске, стал заместителем Соколова, отличным руководителем производства.

Начальник комбината “Кузбассразрезуголь” Л. М. Резников самостоятельную работу первого руководителя начинал в 1954 году на самой крупной в бассейне шахте “Капитальная-1”. Павел Иванович много сил и времени потратил на то, чтобы его первые шаги были успешными. Лев Моисеевич позднее скажет о Соколове, своем учителе: “Он был знающим, умелым управляющим трестом”.

Учеником Павла Ивановича был и начальник шахты “Высокая” В. И. Чудинов. Этот крепыш с интеллигентным смуглым лицом постоянно экспериментировал с участковым хозрасчетом, придумывая новые стимулы для высокопроизводительной и экономной работы своих горняков. Его опыт Соколов перенес на “Шушталепскую”. На общем собрании горняки обрушились на управляющего:

- Трест держит нас на голодном пайке!..

Когда запал у выступающих кончился, Соколов прошел к трибуне и стал говорить, глядя в глаза людям. Он перечислял конкретно участки, на которых рештаки остаются в завале, ломаются конвейеры. Вагонетки тоже неизвестно где пропадают. Сказал, сколько шахте поставлено оборудования, сколько положено по норме. Выходило, что “Шушталепская” получает всего с избытком. После выступления крикуны молчали, разговор пошел совсем в другую сторону, как бережно относиться к оборудованию, как экономить “железки” по примеру “Высокой”… Чудинов позднее стал директором по экономике объединения “Южкузбассуголь”.

Есть выражение “кузница кадров”. В такую кузницу Павел Иванович сумел превратить Осинниковский рудник. Именно здесь под его руководством воспитывались видные руководители, которые постепенно занимали командные высоты в угольной промышленности Кузбасса.

Работа управляющего с людьми строилась на доверии и помощи. И эта помощь была многогранной. В дни приема к нему шли ходоки из поселков, шахт. Тогда Павел Иванович мог засиживаться в кабинете до десяти-одиннадцати часов вечера, пока не отпустит последнего.

… На заседании бюро горкома партии обсуждали персональное дело руководителя седьмого участка шахты “Капитальная-2”. В то время этот участок гремел рекордами на всю область, начальник был душой, организатором этих рекордов. О нем говорили с уважением на руднике. И вдруг его персональное дело стали слушать на бюро горкома.

Оказалось, начальник седьмого участка влип в… любовную историю.

Когда началось обсуждение, члены бюро не жалели колючих слов в его адрес, песочили, как говорится, по полной. Некоторые предлагали за аморальное поведение исключить из партии и выгнать с работы. Во время обсуждения Соколов, который сидел по левую сторону от первого секретаря, сурово молчал, поглядывая на “персональщика”. Когда подошла его очередь сказать, только заметил:

- Он умный, перспективный горный инженер и руководитель. Что касается его личного вопроса, связанного с семьей, он должен сам по-мужски решить, как ему быть.

Сказал, как поставил точку. На этом обсуждение и закончилось. Бюро горкома записало начальнику участка выговор по партийной линии. Про снятие с работы умолчали. Инструктор горкома, которая готовила к обсуждению персональное дело, с удовлетворением заметила:

- Молодец Павел Иванович! Спас мужика.

Соколов спасал мужиков не только на бюро. Гораздо страшнее был бич безработицы в условиях Осинников. Городок небольшой, а шахты склонны были из-за отсутствия запасов угля закрываться. Сотни рабочих, специалистов могли оказаться без работы. У каждого свой дом или квартира, жена устроена. Куда в таком случае сниматься? Правильно говорят: “Раз переехать все равно, что погореть”. При Соколове несколько шахт в Осинниках закрылись, но ни один из работников не остался без работы. Он вел производство так, что оно постоянно обновлялось, расширялось. “Малиновские штольни” превратились в шахту “Малиновская”. Рядом появился другой механизированный гигант “Алардинская”. Постоянно увеличивала производство и “Шушталепская”. Вводились новые мощности, которым требовались кадры. Поэтому при Соколове горняки всегда были при работе. Впрочем, как их жены. Павлу Ивановичу удалось в социальном отношении сделать город самым благополучным в Кузбассе. С первого дня своей работы в Осинниках он строил не только угольные предприятия. Воздвиг обогатительную фабрику “Сибирь”. Возле шахты “Высокая” вырос целый шахтерский поселок с домами просторными, с высокими потолками, очень удобными для жилья. Началось строительство поселка шахты “Малиновская”. Когда тресты упразднили, Соколов полностью ушел в строительную индустрию. Он возглавил трест “Южкузбассуглестрой”, продолжая уже непосредственно воздвигать свой город. “Болдинская осень” треста случилась в конце пятидесятых и в первой половине шестидесятых годов. Все шахты работали высокопроизводительно, рудник перевыполнял государственные планы. Велось большое строительство жилья. По результатам семилетки Павлу Ивановичу Соколову присвоили звание Героя Социалистического Труда.

…Возле Осинников немало чудесных природных мест, но главное украшение все-таки Кондома, которая протекала возле города. Вода в ней всегда была чистая, прохладная, и рыба водилась. Особенно привлекал горожан черемушник, куда любил народ ходить и отдыхать. Там, среди кустов, свисающих в воду, можно было нередко встретить деревенского мужичка в плаще, кепочке, застывшего с удочкой перед рекой. Павел Иванович приходил сюда посидеть в одиночестве, подумать.

В памяти людей Павел Иванович Соколов остался не только как умный, добрый человек, но и как градостроитель Осинников. Когда сейчас приезжаешь в город, то видишь, как он разросся, похорошел. Новые дома, новые улицы! То, что начинал Павел Иванович, счастливо продолжилось, к сожалению, уже без него. На пенсии он не пробыл ни одного дня, всего себя без остатка отдав городу. Теперь его именем названа площадь перед зданием бывшего треста “Осинникиуголь”, в котором он работал и создавал новый город.

По материалам библиотечного фонда
МКУ «Архивное управление»,
книга «Директорский корпус Кузбасса», т.2.