Варламов – горняк, хозяйственник областного масштаба

К 75-летию Кемеровской области

Вот уже более 7 десятилетий наш маленький шахтерский городок с лирическим названием «Осинники» ассоциируется у многих не только с углем - главным природным богатством земли Кузнецкой, но и с вишней – красавицей наших осинниковских садов. Сегодня нет, наверное, в нашем городе ни одного приусадебного участка, на котором бы не росла эта чудесная ягода и можно даже подумать, что так было всегда. Но это не так!

Архивисты города, проведя огромную исследовательскую работу, нашли документальное подтверждение, неопровержимые факты того, что вишня, впрочем, как и другие фруктово-ягодные деревья и кустарники стала выращиваться в Осинниках лишь с 1939 года. Городу был всего 1 год! А ещё, благодаря новым архивным находкам стала, наконец, понятна связь вишни с тяжёлым шахтерским трудом. Связь, которая до недавнего времени выражалась лишь в виде кем-то удачно придуманной композиции: шахтёрская каска до верха наполненная вишней. Теперь всё встало на свои места. Документально доказано - связь неслучайна!

По поручению Главы города И.В. Романова в 2017 году наш архив начал исследовательскую работу по поиску исторических корней нашей осинниковской вишни. Перелистав десятки газетных подшивок, наш специалист Денис Анатольевич Сорокин нашел в газете «За уголь» 1949 года интереснейшую статью «Садоводы-мичуринцы», в которой и говорится о том, кто и когда впервые начал выращивать в нашем городе вишню, фруктово-ягодные деревья и кустарники.

Из текста: «В нашем молодом городе угля десятки жителей занимаются разведением фруктовых и ягодных садов, любовно выращивают чудесные плоды. В Осинниках ряд лет существует общество садоводов-мичуринцев, насчитывающее свыше 300 членов. Нас пригласили посмотреть один из лучших садов, созданный активным мичуринцем Калистратом Кондратьевичем Варламовым.…Калистрат Кондратьевич показывает нам свой сад. Он рассказывает: «Когда в 1939 году я впервые занялся разведением фруктового сада, многие приходили ко мне посмотреть. Над моей затеей кое-кто посмеивался. «Ничего, мол, у Варламова не выйдет», - говорили некоторые: «В Сибири не будут расти яблоки и вишни». Я не слушал эти разговоры, настойчиво продолжал задуманное дело. Долгое время мне приходилось ухаживать за каждым деревом. В 1944 году я снял первый урожай. Правда, он был небольшой. Но это уже дало мне уверенность в том, что в Сибири можно выращивать яблоки и вишни».

Прочитав такое, у нас невольно возник интерес: кем был этот человек, положивший начало вишнево-фруктовой истории нашего шахтерского города. Было ли это его увлечением или он профессионал своего дела? Откуда такая любовь к земле, упорство к достижению цели? А может это вообще приехавший в Осинники агроном?

Дальнейшие поиски информации привели нас к еще более интересным находкам.

После прочтения статьи мы долго вспоминали - где встречали это имя? И вспомнили. Пару лет назад мы помогали ветеранам шахты «Шушталепская» верстать книгу о своей шахте. И имя Калистрата Кондратьевича Варламова упоминалось именно в её тексте. В ней говорилось, что руководителем строительства Шушталепских Малых штолен стал старейший шахтер Кузбасса Калистрат Кондратьевич Варламов, он же стал первым начальником новой шахты. Личная карточка из документов шахты это подтверждает. В ней запись от 5 февраля 1947 года.

Понимая, что на такую должность в то время не могли поставить случайного человека, мы обратились в партархив Кемеровской области за более подробной информацией. Из личного дела Варламова Калистрата Кондратьевича мы узнали, что это была уникальнейшая личность того времени!

Родился в 1882 году в Чувашии. С 11 лет работал с отцом на плотничных работах. В 21 год переехал в Сибирь и начал работать забойщиком в Копях, на приисках. Участвовал в исторической Ленской забастовке 1912 года. В 1918 году создал с товарищами подпольную парторганизацию в Иркутской губернии. С приходом Колчака ушёл в партизаны и 2 года воевал в отряде Зверева до самой победы.

На 1-м съезде горняков Востока избран его председателем. Занимался продовольственной работой в центральной России. В г. Алатырь был уездным продовольственным комиссаром, старшим инспектором труда, заведующим земельным отделом местного хозяйства, заместителем председателя горсовета. Такой трудовой путь прошёл герой нашей истории к 45 годам. В его семье 4 детей: сыновья: Григорий и Михаил, дочери: Варвара и Анна. Супруга - Мария.

В 1927 году партия посылает Калистрата Кондратьевича строить Кузбасс. Начинается новый, кузбасский период жизни Варламовых. В это время здесь одна за другой строятся новые шахты, со всех уголков страны едет новая рабочая сила, чтобы по заданию партии «превратить Кузбасс во второй Донбасс».

В Прокопьевске мощными темпами ведётся строительство Центральной Штольни (позже - шахта «Коксовая»). Сюда и приезжает Варламов со своей семьей. Поработав 4 месяца десятником, 5 мес. инспектором труда, он оканчивает курсы ответственности ведения горных работ и его сразу назначают заведующим 2-м районом Центральной Штольни.

В 1929 году он уже заместитель управляющего Прокопьевским рудником, а вскоре его переводят в Анжерку на такую же должность, еще через несколько месяцев – постановлением партконференции направляют в Судженку на ликвидацию прорыва шахты №5,6,7. И такая фраза «направляют на прорыв шахты» не раз еще встретится в трудовой биографии нашего героя. И всегда порученное ему дело, каким бы сложным оно не было, завершалось успешно.

В декабре 1930 года постановлением Востокугля Варламова назначают управляющим по закладке нового Киселёвского рудника. В своей автобиографии Калистрат Кондратьевич пишет: «1 мая 1931 года постановлением СНК СССР рудники Киселевска, Араличево и Осинники были отданы в ведение Сиблага, меня послали на шахту имени Сталина, в Прокопьевск, управляющим. В 1932 году Прокопьевский горком меня послал на шахту №2, которая находилась в прорыве в течение 3-х лет. Шахту вывели в передовые по Кузбассу по всем показателям». За это, видимо, и получил Варламов от руководства Прокопьевского рудоуправления серебряные часы с дарственной надписью: «Ударнику….в честь 15-летия Октябрьской революции».

В 1936 году Варламовы переезжают на постоянное местожительство в Осинники.

Семья поселилась в живописном месте, на Нижней площадке, на самом берегу реки. Кондома напоминала Калистрату Кондратьевичу его родную далёкую Волгу. Но и здесь, его не ждёт размеренная, спокойная жизнь. Его сразу же назначают на должность заместителя шахтстроя, а в мае 1937 года избирают секретарем партийной организации шахты «Капитальная». И снова он - впереди идущий, ведёт за собой молодёжь, вдохновляет на новые свершения рабочее, горняцкое братство.

Но в этом же, кровавом 37-м году, в семью Варламовых пришла беда: в г. Горьком (Нижний Новгород) арестовывают старшего сына Григория, занимавшего уже тогда, в 29 лет, должность инспектора Горлеспродторга. Ответственный в работе, как и отец, талантливый руководитель, его кандидатура одобрена для работы в Министерстве лесной промышленности. Но кто-то смог помешать его карьере… 19 апреля 1937 г. Григория арестовали, а через год, 1 апреля 1938 г. он был расстрелян.

Узнав об аресте сына, Калистрат Кондратьевич сам отказывается от должности секретаря парторганизации шахты. Несмотря на арест сына, в Осинниках его не подвергают гонениям, как отца врага народа, а высоко оценивая его профессионализм, назначают помощником управляющего шахты «Капитальная».

Как отличного специалиста в хозяйственных, организационных вопросах даже в этом не молодом уже возрасте его не раз еще будут назначать на ответственные должности: начальник строительной конторы треста, председатель артели 8-го съезда Советов, инструктор горкома ВКП(б) по углю, начальник общепита ОРСа треста Молотовуголь, парторг совхоза.

Много сил требуется Калистрату Кондратьевичу на то, чтобы все порученное партией делать на совесть. А черпает он их на земле, в яблоневом, вишневом саду, посаженном своими руками в 1939г.

Из книги «В Кузбассе» (Озерский А.), 1954 г. «Возле дома Варламов посадил сад – более трехсот корней фруктовых деревьев: волжский анис, антоновку, белый налив, кусты малины, крыжовника. Занявшись садоводством, Калистрат Кондратьевич стал мичуринцем и вывел знаменитый теперь сорт сладкой и сочной морозоустойчивой вишни и снабдил саженцами своей вишни шахтерские сады.».

В 1945 году, сразу же после войны, во всех промышленных центрах области создаются сельско-хозяйственные отделы ГК ВКП (б). По мнению Секретаря Осинниковского ГК ВКП(б) тов. Грачева самой подходящей кандидатурой на эту должность является Калистрат Кондратьевич Варламов. В своем письме он убеждает секретаря Обкома тов. Ужева принять правильное решение, и, несмотря на его преклонный возраст (62 года!) назначить именно эту кандидатуру на должность начальника сельско-хозяйственного отдела горкома ВКП(Б). Он пишет:

«…считаю…необходимым доложить Вам, что тов. Варламов К.К. является исключительно работоспособным, энергичным и инициативным работником, обладает достаточной эрудицией в вопросах сельского хозяйства и пользуется высоким авторитетом в совхозе и подсобных хозяйствах города. В г. Осинники тов. Варламов работает с 1936г., является членом пленума ГК ВКП(б).

…я особо внимательно присматривался к его работе и должен сказать, что успешный ход сева в значительной степени является личной заслугой тов. Варламова.

Не считаясь ни с чем, тов. Варламов сутками находился на полях, организовывал помощь отстающим хозяйствам, контроль за качеством работ, не один раз пешком ходил десятки километров в день, ездил в соседние районы, хорошо подготовил два больших совещания по вопросам агротехники и целый ряд вопросов на бюро ГК ВКП(б). За этот период я окончательно убедился, что т. Варламов К.К. безусловно справится с обязанностями зав. с/хоз. отделом ГК ВКП(б) и поэтому прошу Вас, тов. Ужев, вернуться к этому вопросу и представить тов. Варламова К.К. на утверждение бюро обкома ВКП(б).»

Кандидатуру Варламова одобрили. Около двух лет он будет поднимать сельское хозяйство в городе, а уже в 1947-м когда ему, старейшему шахтёру Кузбасса, несмотря на его 65-летний возраст, поручат новое ответственное дело - строительство Шушталепской штольни и руководство этим новым угледобывающим предприятием.

Так сложилась трудовая жизнь Варламова - в постоянном чередовании работы на земле с работой под землёй. К горняцкому делу он приобщил и сына, и внуков.

Михаил Калистратович, как и отец, с 21 года занимался горным делом: окончив в 1937 году Томский индустриальный институт, он уже через 5 лет занял должность заведующего шахты №10, работал главным инженером шахты №4, районным инженером шахты «Капитальная», награжден орденом Трудового Красного знамени.

Дочь Михаила - Надежда, тоже посвятила себя горняцкому делу - стала маркшейдером. Гордился Калистрат Кондратьевич и своим внуком Игорем - сыном Григория. О достойном последователе деда часто тогда писали в местной газете «За уголь», в шахтовой газете «Горняк» и даже в книге кузбасского писателя А. Озерского «В Кузбассе». Игорь Григорьевич награжден медалью «За трудовое отличие» и знаком «Отличник соцсоревнования Наркомугля», хотя за свои трудовые рекорды он вполне мог претендовать и на большее: работая со своими сменщиками Александром Рудаковым и Владимиром Чифрановым они довели производительность комбайна в сложных геологических условиях до 10 тысяч тонн угля в месяц, а достигнув рекорд, сразу же поставили перед собой новую задачу – 15 тыс. тонн!

Сам же Калистрат Кондратьевич за безупречную работу в угольной промышленности был награждён орденом «Трудового Красного знамени» и медалью «За трудовую доблесть».

Даже будучи пенсионером, он не отдыхал – работал на «Капитальной-1» до 72 лет!

В этот самый последний его трудовой период жизни, с ним и встретился на шахте кузбасский писатель Озерский. Побывав в Осинниках, он написал очерк о городе и людях, оставивших в его памяти особое впечатление. В их числе оказался и наш герой.

Отрывком из этого произведения мы и хотели бы закончить наш рассказ об этом удивительном человеке с такой непростой судьбой, насыщенной большими делами, настоящими свершениями во благо родной страны, Кузбасса, любимых Осинников.

“В просторном штреке, где ходят электропоезда, я видел деда Варламова на работе. Седой, прямой, с аккуратно подстриженной бородкой, он встречал поезда с углем. На повороте машинист электровоза гнал поезд на большой скорости и дед сердито погрозил ему пальцем.

— Разбойник! — крикнул он вдогонку лихачу. Потом повернулся ко мне и сердито, словно я вел поезд, зашумел.

— Что за гонки, а? Цирк тут вам? Язви их с представлениями…

Потом Калистрат Кондратьевич чуть остыл от гнева, вспомнил, что я гость, начал объяснять:

— Все поезда тут мои, а я вроде министра путей сообщения. Видали лихача?

Глаза у деда Варламова молодые, лукавые. Говорил он сердито, но задорно. Лихач на

электровозе возвращался и тут «министр» остановил его для «разноса».

— Ты, что это, милок, тут гонки устраиваешь? На стадионе? А если забуришь состав? А если я тебя сейчас на лесной склад отправлю!..

— Так ведь соревнуемся мы, Калистрат Кондратьевич! — пытался оправдаться молодой машинист. Но слова его, казалось, еще больше рассердили Варламова.

— Это как же так, соревнуетесь? Кто больше аварий наделает?...

Бывал дед и в лаве у внука, но здесь держался другой «методы». Приходил, вставал в сторонке, и хоть темно в лаве, Игорь словно угадывал присутствие деда и старался «погуще» давать поток угля, — переключал машину на высшую скорость. А потом уступал место своему помощнику и, подходя к гостю, говорил шутливо:

— Здорово, дедушка! Спасибо, не забываешь нас. Только вот опасаемся мы, как бы без тебя там, на путях, поезда не забурились!

Но бывало и так: комбайн «захлебывался» углем, Игорь выключал двигатели. И тут же подходил к внуку Калистрат Кондратьевич. И начинал:

— Вот так и работаем! Как придешь — так простой. Утомился, пади!
Игорь молча возился с машиной. А дед не унимался:

— Отдохни, милок, отдохни! Куда спешить! Комбайнеры «2-й
Капитальной» все равно уже впереди. Не догонишь!

— Слушай, дедушка, ты бы лучше помог нам! — отзывался обиженно Игорь. — Сколько раз мы просили, чтобы дали нам более мощные конвейеры.

— А ты, милок, похлопочи понастойчивей. А то шумим, обещаем, а потом в кусты, конвейеры, слышь ты, виноваты.

И сердясь, дед уходил. А после смены шел все же к начальству «пытать» — почему в лавах велики простои комбайнов.”

«В городском Совете мы встретились с ним под вечер. Калистрат Кондратьевич был старейшим депутатом Совета. Мы смотрели на улицы из окна, и дед Варламов с притворной строгостью спрашивал:

- А чем не город Осинники, а–а? От самой Тайжины и до Калтана все город, на тридцать километров разросся. У нас улиц более ста, считай. А школ, клубов и библиотек более пятидесяти. Магазинов и палаток триста. Автобусы московские – «ЗИСы» по всем направлениям курсируют. Вот как!

Я не возражал. Дед пытливо посмотрел на меня, помолчал немного и сказал озабоченно:

- Конечно, не все у нас как Москве. Да Москва-то сотни лет строилась, а нашему городу и четырнадцати нет…»

Р.S: В июле 2017 года по инициативе Главы городского округа И.В. Романова на здании цеха переработки сельско-хозяйственной продукции ООО «Вишневый город» была установлена мемориальная доска в память о первом разводчике вишни, старейшем горняке - Калистрате Кондратьевиче Варламове.

Е. Бабичева
Начальник МКУ «Архивное управление»